Моя Пышма
Главная » 2018 » Март » 27 » Самое вредное производство в Асбесте. И кто за этим стоит.
17:37
Самое вредное производство в Асбесте. И кто за этим стоит.
Продолжается борьба местных жителей и депутатов за улучшение экологической ситуации в городе Асбесте и на 67 квартале в частности. Это сопряжено с обеспечением благополучия горожан, живущих рядом или работающих на вредных производствах, например на «Форэс», и при этом являющихся социально не защищенными.

На предприятии работника больше всего волнует уровень зарплаты и сохранность своего здоровья. Эти два значения взаимосвязаны. Чем вредней производство, тем большая оплата необходима работнику. Поэтому олигарх, владеющий заводом, всегда будет пытаться скрыть от трудящихся и общественности реальный уровень вредности на своем производстве.

 

Ведь если люди узнают, что через десяток лет работы в экстремальных условиях у них закончиться здоровье, то они бы потребовали зарплату не 25 тысяч рублей в месяц, а на порядок выше.
Уж если гробить свое здоровье, то хотя бы ради того, чтобы семья жила в достатке и детям что-то осталось в будущем. Зарплаты у асбестовцев низкие.

Такое положение дел полностью устраивают новоиспечённых местных олигархов, получающих колоссальные прибыли на нефтедобывающей отрасли страны и на эксплуатации здоровья асбестовцев. В частности, речь идет о Сергее Шмотьеве, владельце заводов «Форэс», производящего керамические пропанты для скважин. У семьи Шмотьева имеется почти целая деревня на Лазурном берегу Франции, апартаменты в Новой Зеландии, целое поместье в поселке Растущем под Екатеринбургом с искусственными озерами. Конечно, Шмотьев молодец, что достиг таких высот. Именно такие предприимчивые и инициативные менеджеры нужны нашей экономике. Но нашей экономике гораздо больше нужны здоровые люди, здоровая нация, здоровое будущее. Поэтому мы поднимали, поднимаем и будем поднимать вопросы экологии и вопросы защиты прав трудящихся.


РЕМЕННИК И ЛИПОВЫЕ ПРОФСОЮЗЫ.

Что касается защиты прав трудящихся, то этими вопросами в первую очередь должны заниматься трудовые профсоюзы. Но они в современной России, как и выборы президента, являются лишь красивой вывеской и рутинной формальностью. Сегодняшние профсоюзы формируются хозяевами предприятий, соответственно на них и работают. Это выгодно государству, которое крайне не любит народные протестные акции. Владельцы заводов в первую очередь заботятся о своих детях. В современной России их называют золотой молодежью. Они берут от жизни все и сразу. Дети местных олигархов объединяются в свои закрытые клубы по интересам. Организовывают общий бизнес. Например, сын владельца «Форэс» Шмотьева Алексей и сын основного акционера комбината «Ураласбест» Якова Ременника Сергей являются закадычными друзьями. Они имеют общий ресторанный бизнес в Екатеринбурге, направленный по большей части на удовлетворения хобби «золотых мальчиков», нежели для получения прибыли. Молодых Шмотьева и Ременника также объединяет общий бизнес их родителей, завязанный на отходах производства комбината «Ураласбест». Дело в том, что уже более 10 лет «Форэс» вместо того, чтобы, согласно выданной лицензии, закапывать отходы производства асбеста при рекультивации бывшего карьера сухоложского Староцементного завода, делает из них пропанты. При этом в атмосферу города выбрасываются тонны измельченной пыли. Использовать асбестовые отходы Шмотьеву очень выгодно. Во первых, находятся рядом. Во вторых, отходы всегда дешевле добываемого сырья. В третьих, эти отходы можно получить еще дешевле, если умело договориться.


50 ТЫС.ТОНН АСБЕСТОСОДЕРЖАЩИХ ОТХОДОВ В МЕСЯЦ.

Давайте рассмотрим все по порядку.
Итак, на запрос депутата Александра Полушина от «Форэс» получен ответ, где утверждается, что в выбросах предприятия отсутствуют частицы асбеста. Мы не будем верить на слово, а попытаемся вникнуть в производственную цепочку и разобраться, что выбрасывает в атмосферу «Форэс». Продукт их производства - это керамические пропанты, представляющие собой небольшие шарики. Их покупают нефтяные компании для расклинивания скважин. Пропанты «Форэс» востребованы не только на отечественном рынке, но и успешно экспортируются в США и Канаду, где у группы Шмотьевых имеются производственно-логистические подразделения и бизнес партнеры (получается поднимаем «враждебную» американскую экономику за счет здоровья асбестовцев). Многие простые работники «Форэс» искренне считают, что основой пропантов являются минералы дунит или оливин. И действительно, «Форэс» выкупил месторождение дунита под Нижним Тагилом, но разработку там не ведет. Зачем затратно извлекать породу из земли (которая гораздо безопасней асбеста) и вести ее за 300 километров, когда под боком отходы асбестового производства, включая циклонную пыль ОАО «Ураласбест». 80% сырья «Форэс» берет у комбината. Еще 20% закупает на Малышева в МРУ в виде кварца. Затем сырье транспортируют огромными самосвалами с наращенными бортами и прицепами в Сухой лог на бывший Староцементный завод для помола и измельчения. Асбестовские автолюбители регулярно наблюдают движущиеся автопоезда с кварцевым песком по ул.Плеханова, которые идут со стороны Малышева с явным перегрузом, разбивая наши муниципальные дороги. Асбестовое сырье отгружается «Форэс» в районе станции «Ключевая» и сразу идет автоприцепами в Сухой Лог через пос. Белокаменный. Объём поставок 900 тыс.тонн в год. В Сухом Логу на Староцементном заводе асбестосодержащий щебень размером 20-50 миллиметров смалывают и перетирают до микроскопических частиц диаметром менее 5 микрон. Для понимания поясню, что человеческий взгляд начинает различать предметы размером более 60 микрон. Таким образом, получается настоящая нанопыль, видимая лишь в массе и при этом не оседающая при малейшем ветре. Эта измельченная пыль из Староцементного завода транспортируется на предприятия «Форэс» в Асбест, Шадринск, Сухой Лог для изготовления пропантов.


ХИМИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО «ФОРЭСА».

Итак, асбестовая и кварцевая измельченная нанопыль доставляется в Асбест на завод «Форэс» (бывший КПД в районе 67 квартала). На заводе несколько цехов. На одном из них пыль смешивают с водой, усредняют, затем подсушивают до относительной влажности 14% в сушилках, затем на специальных грануляторах скатывают в шарики, затем сушатся. При этом идет аспирация и обеспыливание с выделением определенного количества пара. При этом в атмосферу выбрасывается выделяемая влага в виде пара мелкими частицами и высушенная пыль с содержанием асбеста и кварца микроскопической толщины. На сушилки рукавные тканевые фильтры не поставить, т.к. там очень высокая влажность. Поэтому здесь установлен циклон мокрой очистки. Данный метод очистки не эффективный. Тканевые фильтра при очистке смеси пара и мокрой пыли быстро намокают и забиваются. Это как вдыхать воздух через марлевую повязку - когда она сухая -дышится легко, а когда мокрая, то дышать практически невозможно. Поэтому мокрую повязку человек просто снимет. Аналогичная ситуация с фильтрами. (Проверяющим органам следовало бы замерить на выходе из трубы сколько взвешанных частиц летит в атмосферу). Скатанные шарики помещают в специальную печь, представляющую собой два агрегата длиной порядка 40 метров. Их видно на въезде с правой стороны. Шарики обжигаются при высокой температуре более 1200 градусов. При этом также образуется большое количество пыли.

После обжига шарики отстаиваются, охлаждаются и поступают в цех улучшенных пропантов. Это самый опасный цех. Находится он слева от проходной в крайнем углу вдоль дороги, если двигаться по бетонке в сторону города. В этом цехе шарики пропанты покрывают специальным покрытием с использование фенол-формальдегидной смолы, эпоксидной смолы и растворителя. Химический производственный процесс разбит на несколько участков. Фенол-формальдегидная смола кусками поступает на «Форэс» из Китая. На мельницах при помощи деревянных шаров (так как пыль взрывоопасна) происходит измельчение смолы до мелкой пыли в виде пудры. Затем в специальные чаны заливают растворитель, эпоксидную смолу, засыпают фенол-формальдегидную смолу и шарики пропанты. Все это тщательно перемешивается и высыпается в отстойники, где стоит сутки. Через сутки подходит рабочий и начинает эту массу шевелить. Люди в основном работают без респираторов - думают, что ничего такого страшного - всего то растворителем пахнет (фенол не имеет запаха и цвета, канцерогенен, иногда вызывает удушье и раздражение на коже). На самом деле с точки зрения химического отравления здесь самое опасное место. Называется оно цех улучшенных пропантов. И что интересно, в этом цехе нет специальных систем аспирации. Потому что, если все делать по проекту, то никто никогда не разрешит работать с взрывоопасными веществами на оборудовании без взрывоогнезащиты. Во первых, для этого должна быть специальная конструкция здания, специальные стены с множеством окон и динамичной крышей. Это необходимо для того, чтобы в случае взрыва убойная взрывная волна должна выйти наружу через окна и крышу, не разрушив строение и не погубив работников.

Сейчас пропанты обрабатывают в абсолютно не приспособленном здании, где почти нет окон. Для этого нужен специальный химический завод, отдельная зона отчуждения, отдельный химический проект, соответствующий классу опасности В1-А. Всего этого нет. Поэтому никто из руководителей «Форэса» данный вопрос в публичную сферу не выносит.

Растворитель легко летучий и имеет свойство конденсироваться. Особенно вверху, например на электродвигателях кран-балок. В момент пуска прискакивает искра, которая может послужить катализатором взрыва. А если на предприятии нет проекта и разрешения на химические взрывоопасные работы, то никто не считал концентрацию паров растворителя. На крыше цеха стоят вентиляторы, которые просто выбрасывают химические пары в атмосферу. Хозяева «Форэс» особо не замарачиваются над концентрацией вредных веществ - какая бы она ни была, все летит наружу в сторону города на 67 квартал. Никаких фильтров там нет (химию не уловить). А ведь всего в несколько сот метров от «Форэс» расположен детский сад №60. Жилые дома еще ближе. Так же интересно куда «Форэс» утилизирует сливы со своего химического предприятия. По действующим правилам для полного уничтожения химические отходы должны сжигаться в специальных установках при температуре 1700°С.


ЗДОРОВЬЕ ДОРОЖЕ.

Итак, мы кратко рассмотрели технологический процесс предприятия «Форэс». Трудящиеся «Форэс» вынуждены работать в крайне неблагоприятных условиях. Всю опасность для своего здоровья люди не совсем осознают. Поэтому соглашаются работать за скромную зарплату без дополнительной компенсации в виде вредного списка и раннего выхода на пенсию. Хозяину «Форэс» Шмотьеву, живущему то в Новой Зеландии, то на Лазурном берегу Франции, это крайне выгодно. И заступиться за рабочих некому. Более того, по некоторой информации, зарплаты работников «Форэс» в Асбесте даже меньше чем в Сухом Логу. Что за дискриминация? Давайте требовать справедливости.

Следует позаботиться и о здоровье всех асбестовцев. Особенно жителей близлежащих домов, которые стали заложниками вредных выбросов «Форэс». Людям приходится ежедневно вдыхать в легкие микроскопические частички асбеста, фенолы, формальдегиды и бензопирены, которые являются сильными канцерогенными веществами первого класса опасности.

У завода даже отсутствуют трубы необходимой высоты, чтобы снизить вредное воздействие на городскую среду. Мириться с этим нельзя. Если есть возможность модернизировать производство и установить более современное очистное оборудование, то это надо требовать. И не надо бояться страшилок о закрытии завода, никто завод не закроет. Необходима планомерная работа в интересах всех жителей города, включая работников «Форэс». На прошедшем заседании Думы АГО было оформлен официальный запрос в надзорные органы. Проводится еще ряд мероприятий. Мы будем информировать читателей о результатах своей работы.


ДЛЯ СПРАВКИ.

Не секрет, что минерал асбест не безопасен для здоровья. Поэтому в комбинате «Ураласбест» существуют вредные списки. На фабрике в процессе производства происходит дробление породы и извлечение прожилок асбеста, которые эффективно улавливают специальным оборудованием. При этом отходом производства является куски минерала, размером 20-50 мм. Более мелкое дробление минерала не предусмотрено технологией, в виду сложности соблюдения экологичности процесса и значительном увеличении объемов очищаемого воздуха! Как мы уже сказали, частички размером 5 микрон плохо улавливаются рукавными фильтрами.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ РОЛИК «ФОРЭС».

На Асбестовском телевидение вышел сюжет, в котором представители «Форэс» указали объёмы производства в 189 тыс. тонн в год. Рост за 2017 год на 30%.

По словам директора Белоусова Л.В. затраты на модернизацию составили 270 млн. рублей и большая часть пошла на экологические мероприятия. В свою очередь главный эколог «Форэс» сообщил, что в целом затраты на экологические мероприятия по Асбестовскому подразделению составили 30 млн. рублей. Давайте проанализируем данную информацию.

По опыту работы на подобном оборудовании известно, что замена рукавов на рукавных фильтрах производятся не реже двух раз в год. Стоимость комплекта 200 тыс. рублей. На «Форэс» порядка 50 фильтров. Соответственно, затраты только на текущее обслуживание должны составить более 20 млн. рублей в год.

Тогда возникает вопрос: если рост производства составил 30%, то почему практически не было затрат на новые очистные установки? Для справки, стоимость нового рукавного фильтра производительностью 10-15 тыс. куб. метров в час (в основном установленных в «Форэс») составляет 2-3 млн. рублей. При увеличении объёмов производства на 30% количество фильтров должно увеличиться пропорционально. Т.е. только на приобретение фильтровального оборудования затраты должны были составить минимум 30-40 млн. рублей. Нестыковочка получается. Хотелось бы более детальных пояснений от представителей «Форэс».

Так же в ролике постоянно говорится про минимальное содержание пыли в воздухе на границе санитарно-защитной зоны (СЗЗ) «Форэс». При этом пытаются подменить понятие Предельно-допустимой концентрации в воздухе на границе СЗЗ с Предельно-допустимыми выбросами (содержанием пыли при выбросе из трубы). Замалчивается информация о том, сколько тонн пыли в год выбрасывает завод «официально» по замерам своей лаборатории.

Заявления представителей «Форэс», что все визуально видимые дымы, идущие с завода в атмосферу является чистым паром - ни что иное, как попытка ввести в заблуждение. Заместитель главного инженера Шедловский подтверждает, что на заводе происходит сушка не чистой воды, а суспензии, в которой твердых частиц размером в 5 микрон не менее 40%. На показанных кадрах панорамы завода визуально видно в дыме различие в цвете, что указывает на различие в работе очистного оборудования и на присутствие в выбросах пыли. Так же видно большое количество мест неорганизованных выбросов.

В сюжете говорится, что в течении года осуществлялось более 300 замеров, но не говорится сколько из них были внеплановые, в ночное время или выходные дни, когда по мнению местных жители завод дымит наиболее интенсивно. Также господин Шедловский заявляет, что прошедшая в декабре 2017 - января 2018 внеочередная проверка Росприроднадзора не выявила нарушений, хотя на сайте Росприроднадзора указывается «По итогам проверки Департаментом составлен Акт проверки от 29.01.2018 № 26, выявлено 4 нарушения требований природоохранного законодательства РФ в области охраны атмосферного воздуха. По результатам проверки выдано 3 предписания.

По факту выявленного правонарушения планируется возбуждение административных дел в отношении юридического и должностного лиц ООО «ФОРЭС» по ст. 8.1., ч.2 ст. 8.21, ч.3 ст. 8.21, ст. 8.5 КоАП РФ». Также у Асбестовского отделения «Форэс» приостановлено разрешение на выбросы.
В ролике совсем не затронута тема полимерных пропантов, при производстве которых используются фенольные смолы.


НАЛОГИ НАДО ПЛАТИТЬ В АСБЕСТЕ.

И последнее. Хозяин Форэса Шмотьев налоги с прибыли своего асбестовского предприятия платит не в местный бюджет, а в бюджет Екатеринбурга. Именно в областном центре зарегистрировано предприятие. Получается загрязняют Асбест, а налоги идут на нужды екатеринбуржцев! При этом «форэсовские» многотонные автопоезда с прицепами, перевозящие песок, ежедневно разбивают многострадальную дорогу по ул. Плеханова. Неужели Шмотьев считает, что в нашем бюджете так много средств, чтобы регулярно ремонтировать дороги за сотни миллионов? Было бы правильно, если бы именно в Асбесте зарегистрировалось асбестовское подразделение «Форэс». Тогда вклад предприятия в социальную сферу города был бы значительно выше. Это была бы пусть малая, но все же компенсация для горожан от экологического вреда «Форэс». В последних высказываниях представители предприятия заявили, что «Форес» ежегодно выплачивает в местный бюджет порядка 50 млн рублей. Но фактически речь идет о подоходном налоге в 13%, который платят работники завода из своей зарплаты.

И. Заречный
Категория: Экология | Просмотров: 7 | Добавил: bogdan | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar



Новости от партнеров